Category: литература

Я

Очередной гусский поэт признался



Российский поэт Орлуша (Андрей Орлов) заявил о полной поддержке Украины в конфликте на Донбассе, а также раскритиковал присоединение Крыма к РФ. Литератор также сообщил, что оказывает финансовую помощь украинской армии.

«Вы считаете, что-то, что я живу от Киева в 1200 км, значит, что у меня выключили мозг, совесть и ум? Я как человек, как и многие в мире — не только этнические украинцы, понимаю, что это (политика РФ по «украинскому» вопросу и присоединение Крыма) неправильно и преступно. Я финансово помогаю украинской армии. Во мне лично ноль украинской крови, но я — тоже политический украинец. «Украинец» для меня — это не только генетика, прописка или цвет паспорта, а ещё и счастливое ощущение свободы и желание присоединиться к массе свободных людей, идущих в правильном направлении», — заявил Орлуша в интервью украинскому порталу «Обозреватель».

Ранее крайне спорными высказываниями об Украине и присоединении Крыма отмечались многие российские литераторы. Так, поэт Лев Рубинштейн заявил о том, что его крайне удивило и раздосадовало присоединение Крыма к России. До этого воссоединение Крыма с Россией резко осудил российский писатель Дмитрий Быков, считающий присоединение полуострова «большой трагедией» и «ошибкой». Литератор также заявил, что не собирается приезжать в Крым, пока он остается российской территорией. Кроме того, писательница Людмила Улицкая в интервью украинским СМИ заявила о том, что Крым является «глубоко несчастным местом».

В общем, гусские писатели на стороне жидо-бандеровцев.

promo grazy_gunner february 23, 2013 22:57 21
Buy for 10 tokens
Рецептов приготовления узбекского плова столько же, сколько поваров его готовящих, хотя общие признаки таки есть. Плов готовят из риса, мяса и большого количества моркови, остальное на ваше усмотрение. Вместо растительного масла можно использовать курдючный жир. Морковь в плове может быть красной…
Я

Гусские писатели выступили в поддержку филолога Гусейнова



Ассоциация писателей "Свободное слово" выступила на сайте организации с открытым заявлением в поддержку профессора Высшей школы экономики (ВШЭ) Гасана Гусейнова, которого руководство вуза обязало извиниться за высказывание о русском языке.

В заявлении, которое подписали больше ста писателей, переводчиков, критиков, журналистов, говорится, что "завтрашний день перестанет отличаться от позавчерашнего", если флагманы отечественного образования и науки "будут отказывать преподавателям и студентам в праве на свободные высказывания".

"Беспокойство вызывает то обстоятельство, что подобные призывы, –​ покаяться, дезавуировать, а там, глядишь, и отмежеваться – станут повсеместными в наших современных политических реалиях", – цитирует писателей РБК.

Среди подписавшихся – Кристина Горелик, Денис Драгунский, Лев Рубинштейн, Людмила Улицкая и Виктор Шендерович...

lyustra

Советская культура ничего не дала мировой

Если русская литература сакрализовала страдание, то советская его осуществляла, причем буквально — доносила, расстреливала, закапывала

Практически все здешние деятели культуры — плоть от плоти распределительной системы, не имеющие ни ума, ни желания найти деньги вне бюджетного корыта. Именно поэтому бывшие демократы-совписы ныне заделались в крымнашисты, ибо (всего лишь!) иссякли альтернативные источники дохода.

[Spoiler (click to open)]
Советская культура вся состоит из пошлости, лакейства и патетических банальностей. Чудовищная безвкусность этих заученных бородатыми псевдоинтеллектуалами фраз просто потрясает — за «убить дракона» следует, конечно, «о банальности зла», «свобода для или свобода от», «бойтесь того, кто знает как надо». Кант со своим «моральным императивом», к слову, тоже был изрядно испохаблен и попорчен злоупотреблением совинтелами. Ну да ладно, Канта я прощаю. Хотя сама идея категорического императива — тоже удивительная пошлость. Да и какое отношение мораль может иметь к науке и философии? Только ежели это высшая мораль. Но высшая мораль априори внечеловечна.

Я не знаю ничего из советской культуры, что стоило бы почитать-посмотреть. Вообще ничего. При том изобилии информации, которую предоставляет современный мир, отсутствие в «культурном коде», в культматрице советских произведений искусства — не только не нарушает общей картины мира и никак не вредит образованности, но, напротив, является огромнейшим плюсом как интеллектуальным, так и эстетическим. Здешняя же интеллигенция в подавляющем количестве пропустила советское искусство через себя и поныне воспринимает его всерьез. Эффект от сего ровно такой — как употреблять в пищу постоянно плохие продукты или жить в коммуналке с раздолбанной мебелью — и лицо становится соответственным, и душа, и одежда. Тащить за собой пронафталиненную непристойность, пыль, моль, тараканов — вот что значит быть носителем советского культурного кода.

Советская культура ничего не дала мировой. Но многое пыталась украсть. Ничего не дала она и русскому человеку. Но многих убила. Если русская литература сакрализовала страдание, то советская — осуществляла — буквально — доносила, расстреливала, закапывала. Уберите советскую культуру, и нынешняя криво сделанная, картонная, ментальная РФ-ия рухнет. Не говоря уже о советской поэзии — апофеозе рифмованного верноподданичества и непередаваемой пошлости.

Советский — и значит пошлый. Недоделанный, несуразный, ободранный, культурно-обобранный. Социалистическое послевоенное искусство выглядит так, как будто авторы кроме самих себя ничего и не видели, и не читали. Под гитарку, КСП, бардовская песня — все это и советское, и непристойное. По большому счету — антисоветское тоже советское, а то и более, здесь надо говорить даже не об идеологическом противоборстве, кое в классическом понимании должно поддерживать систему (не всегда так, но часто), а о стилистическом сходстве. Не говоря о том, что различные антисоветские кружки были буквально нашпигованы томатной гебней и создавались с определенной целью. Настоящих диссидентов в этой среде — единицы — например Буковский, большинство — ряженые. И это проблема не только «нравственного выбора» и некачественности персонажей, но и того, что любая замкнутая система может не более, чем воспроизводить самое себя.

Совинтелы всегда врали — врали, чтоб выжить, потом, чтоб приспособиться, получить спецпаек, издаться, потом «для детей», потом «против детей», (носители репрессивного гена — априори губители своих детей). Сначала врали «от души», позже — по инерции, врали от

социально-адаптационного невроза, но врали и успокоившись. Врали под гитарку, под водочку, под «как бы чего не вышло». Но и про то, что вышло — врали («производственная проза», к примеру). Врали они в советский период, притворившись антисоветчиками, но врали и в демократический — изображая демократов. Ныне — те же — ровно те же люди — уже крымнашистские подпевалы. И все, заметьте — под гитарку. Если бы просто врали — какое мое дело? Я не моралист. Но и врут они плохо, пошло, бездарно. И главное — без всякого смысла. Бессмысленность, пожалуй, есть их основное свойство. В контексте мировой культуры — они буквально как помехи на экране советского телевизора.

Совинтел еще и чудовищно стеснителен, скован, скелетисто напряжен, словно дерево в некромузее. Советское воспитание выдрессировало в нем некое псевдоприличие — молчать при проявлении чужого хамства, «делать вид, что не было», всепонимающе кивать, высиживать словно куротруп на яйцах смерти некую устойчивость ко всякому занудству. Он будет сидеть в опере, ничего в ней не понимая. Будет смотреть Тарковского, но никогда не скажет, что это чудовищно скучно. Будет хотеть шашлыка, а съест «вон ту конфетку». Захочет красивой женщины, но вернется к кошмаристой жене в бигудях и халате. Совинтел говорит — «я этого не смотрю» («не читаю», «не слушаю») — к примеру про порно или Голливуд. На самом деле смотрит. Но не на широком экране, а тайно, под одеялом.

Совинтел — это концентрат пошлости и вранья. Инфантилизма и тайной зависти. Совинтел — лузер мира. Микроб цивилизации. Агент криптоколониального гетто. Вся риторика нынешних легализованных, поддерживаемых официозом культдеятелей апеллирует к нему — к совинтелу. В расчете на вот эту вечную зажатость. На то, что смолчит. На «стерпится-слюбится». На «человек ко всему привыкает». Человек — кстати — нет. Совинтел — да. По возможности не поддавайтесь на культурную провокацию.

Культурную обслугу власти всегда оправдывают, но логика и оправдывающих всегда и во всех случаях, независимо от персоналий, одна — творческому человеку все (многое) можно, «ГУЛАГ никуда не делся» (!), «в Сибири всем места хватит» (!) — это вообще шикарно! Таким образом, носители регрессивно-репрессивного сознания, не только пугают нас бесконечной сансарой русской тоталитарности, но и дают своеобразные намеки, что есть «избранные», которым можно «заходить за флажки».

Ну, во-первых, если кому и можно многое, а то и все — это гению, пожалуй так. А не высокопоставленному ремесленнику. Но гениев среди совинтелов нет. Нет. Ни одного. Еще раз — нет. И еще раз — ни одного.

Что же касается «ГУЛАГа», «Сибири» и прочих латентных чаяний репрессивного сознания — сами-то верите в свои болезненные фантазии? Это для Богомолова — ГУЛАГ и Сибирь? Для Михалкова? Для сонма малоизвестных и никому не интересных поэтов-крымнашистов? Нет никакого ГУЛАГа. И Сибири никакой нет.

Вернее, так — вы, совинтелы, со своими тщательно хранимыми, смакуемыми репрессивными мифами — вы — ГУЛАГ и есть. И Лубянка — тоже вы. Ваши милые высокодуховные салоны профессиональных сплетников и доносчиков. Извините, если кого обидела. Недостаточно.


Алина Витухновская
Писатель


Я

Актуальность м/ф «Чиполлино» довела Минкульт до абсурда



Министерство культуры РФ решило переиначить мультипликационную версию классической сказки Джанни Родари «Чиполлино» по идейным соображениям.

По словам режиссёра, в новой версии не будет призывов к насильственному свержению конституционного строя и признаков неуважения к власти.

Таким поведением Минкульт лишний раз подчеркивает актуальность проблемы и ее персонажей. Итальянская сказка стала классикой советского кинематографа, а Чиполлино – почти народным героем и борцом за справедливость.

В Минкульте считают, что данная версия несет негативный характер и призывы к насилию. В связи с чем, было решено переснять сказку на новый лад.

По новому сценарию, Чиполлино вместо того, чтобы развязывать партизанскую герилью, демократическим путём выигрывает муниципальные выборы, потом попадает в областную думу и становится губернатором. Проработав на этой должности 15 лет, Чиполлино попадает в правительство сеньора Помидора, ставшего к тому времени премьер-министром.

Как говорится, комментарии излишни.

- Молчаааать! – срывается на истерический фальцет принц Лимон.


Дмитрий Степнов

Я

Русофобия в России

Фёдор Достоевский свидетельствует о русофобии как отчуждении элиты от России через отношение к русскому языку и отказ от православия. Достоевский описывает свой разговор с Иваном Тургеневым в 1863 году: «Он сам говорил мне, что главная мысль, основная точка его книги состоит в фразе: «Если б провалилась Россия, то не было бы никакого ни убытка, ни волнения в человечестве». Он объявил мне, что это его основное убеждение о России […] Тургенев говорил, что мы должны ползать перед немцами, что есть одна общая всем дорога и неминуемая — это цивилизация и что все попытки русизма и самостоятельности — свинство и глупость. [...] я сам считаю себя за немца, а не за русского, и горжусь этим!».

И сейчас многие русские в России думают точно также.