?

Log in

No account? Create an account

Категория: космос



Британская компания отказалась поставлять углеволокно для астрофизической космической обсерватории «Спектр-М». В результате россияне не могут работать над сборкой космического телескопа. Потому что своих материалов у России нет. Приходится побираться по миру.

На данный момент углеволокно для проекта поставляет японская группа Sumitomo. Но и она может отказаться от поставок после выступления Лаврова и наезда США.

Российский 10-метровый космический телескоп «Спектр-М» предназначен для исследования Вселенной в миллиметровом и инфракрасном диапазонах (на длинах волн от 0,02 до 17 миллиметров). В 2013 году обсерваторию планировалось запустить в 2019-м. В настоящее время старт намечен на начало 2030-х годов.

Будет ли он когда-нибудь готов к работе неизвестно.

И такая фигня практически во всех отраслях народного хозяйства.

promo grazy_gunner february 23, 2013 22:57 21
Buy for 10 tokens
Рецептов приготовления узбекского плова столько же, сколько поваров его готовящих, хотя общие признаки таки есть. Плов готовят из риса, мяса и большого количества моркови, остальное на ваше усмотрение. Вместо растительного масла можно использовать курдючный жир. Морковь в плове может быть красной…
Из отчета госкорпорации за 2018 год, опубликованном на сайте «Роскосмоса» стало известно сколько зарабатывают сотрудники госкорпорации.

«Среднемесячный размер оплаты труда работников корпорации за 2017 год — 382 тыс. руб, за 2018 год — 396 тыс. руб», — говорится в документе.

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин задекларировал доход за 2018 год в размере 29,5 миллиона рублей.

Кроме того, в отчете указывается, что менеджменту госкорпорации в 2018 году выплачена зарплата и премии в размере 557,06 миллиона рублей.

Численность сотрудников «Роскосмоса» составляет 605 человек.

Триллионы на орбите



Как спутники OneWeb мешают российским чиновникам осваивать госбюджет.

[Продолжить чтение...]
Интрига недели: вопреки сообщению заместителя министра связи решение об отказе Госкомиссии по радиочастотам предоставить спутникам орбитальной группировки международной компании OneWeb частоты для организации работы космического интернета в России не принято. Более того, сам вопрос на заседании не обсуждался. Как мы уже писали, в редакции имеется документ, подтверждающий, что этот вопрос был снят с повестки заранее. «Новая» обратилась с просьбой пояснить ситуацию с мнимым «закрытием OneWeb» к ряду отраслевых экспертов.

Все они не рассматривают этот эпизод как случайный и уверены в критической важности космического интернета для будущего экономики России.

Противники проекта не афишируют свою позицию, действуя через ведомства-агенты. На разных этапах возражения выдвигали то Роскомнадзор, то ФСБ. Настоящих интересантов читатель не видит. Но случай с «запретом Иванова» очень близко к верхушке властной пирамиды демонстрирует, что вокруг спутникового интернета развернулась полноценная бюрократическая война. Разумеется, подковерная, но тем она интереснее.

До сих пор никто не видел логичных, обоснованных экономически и с точки зрения национальных интересов, аргументов в пользу запрета OneWeb в России. Поэтому мы вынуждены искать эти обоснования исходя из карьерных, отраслевых (или корпоративных), а также финансовых интересов людей, решивших торпедировать международный проект с британскими корнями в нашей стране. История вопроса недлинная.

Первоначально никто у нас против вхождения в проект не возражал. По крайней мере, «Роскосмос» при прежнем руководстве даже высказывал энтузиазм, когда летом 2015 года OneWeb законтрактовал 21 ракету-носитель «Союз» в 2017–2019 годах для выведения своих спутников. «Роскосмос», Arianespace, ФГУП «ЦЭНКИ», АО «НПО им. С.А. Лавочкина», АО «РКЦ «Прогресс» подписали меморандум о намерениях. Плазменные двигатели управления калининградского «Факела» планировали установить на все спутники системы (более 700 штук — оцените масштаб!). Два года спустя «Спутниковая система «Гонец» от «Роскосмоса» создала с OneWeb оператора вещания на нашей территории. Не возражали ни владеющие частотами для будущего вещания OneWeb военные, ни чекисты. И это было только начало: перед Россией встала реальная перспектива стать акционером.

Проблемы начались в 2018-м. Все уперлось в частоты, которые под разными предлогами ГКРЧ отдавать не хотел. Стало понятно, что ГКРЧ — таран, призванный разрушить планы сторонников OneWeb в России.

Главный аргумент, который ни разу не был приведен в развернутом виде, — возможное присутствие шпионского оборудования на борту спутников. То есть на карту поставлена наша безопасность.

При этом руководство OneWeb до сегодняшнего дня всячески демонстрирует заинтересованность в совместной работе. Личное требование Путина передать контрольный пакет оператора в РФ «Гонцу» оно выполнило с завидной оперативностью. Готово оно и приземлить сигнал с территории России на местные станции сопряжения, которые далее пустят его по дешевым наземным кабелям и через систему СОРМ ФСБ, разумеется. Нет сомнений, что и допуск ко всей документации в части национальной безопасности будет обеспечен. Сами спутники будут запускать нашими ракетами, поэтому претензии контрразведки вызывают сомнения.

Нам удалось узнать лишь один довод, который назидательно приводят ярые противники OneWeb в кулуарных разговорах — историю создания системы спутниковой связи Iridium. За проектом стояла Motorola — в то время лидер по числу патентов в связи и безоговорочный авторитет. Ну как сегодня Huawei. Первоначально в Iridium привлекли многих инвесторов, в том числе и Центр им. Хруничева выложил $82 млн. Всего потратили почти $5 млрд.

После запуска в эксплуатацию стал ясен грандиозный просчет в оценке количества будущих абонентов. Руководство объявило компанию банкротом и продало за $25 млн другой американской компании. Буквально на следующий день новый владелец заключил договор с Пентагоном как с якорным клиентом.

В версии противников иностранного спутникового интернета, собрав $5 млрд по всему свету, американские силовые ведомства бесплатно построили себе систему коммуникации с уникальным межспутниковым каналом связи: спутник передает сигнал на другой спутник и так далее, минуя целые континенты, приземляя никому более не доступный сигнал в США. Эта история приводится как свидетельство, что иностранцам верить нельзя, все они мошенники.

Как метко выразился один из наших экспертов: «Если тебе говорят, что это не про деньги разговор, намекая на высшие интересы страны и даже народа, значит, в основе вопроса точно лежат деньги».

Ведь параллельно во многом в пику OneWeb из глубин «Роскосмоса» после прихода к руководству Дмитрия Рогозина начал все более активно выдвигаться проект отечественного розлива. Сначала инициаторы (во главе с прежним руководителем «Роскосмоса» Комаровым) называли его «Эфир» и планировали запустить скромные 280 спутников за 300 млрд рублей частных инвестиций аналогично бизнес-схеме OneWeb. Фактически конструировалось дополнение к OneWeb и инструмент торговли на переговорах с заморским бизнесом в логике «если что — сами построим».

Преемники пошли куда дальше. Ныне проект (теперь уже чисто государственный) превратился в «Сферу», его реализация предполагает запуск более 600 аппаратов связи и дистанционного зондирования Земли. Недавно, по сообщениям наших источников, в правительственных кругах появилось три варианта развития «Сферы». Первый — за 1 триллион 400 миллиардов рублей, второй — за два триллиона, третий — за два с половиной. И в отличие от скромного, сугубо коммерческого детища Комарова — на полном бюджетном финансировании. За такие деньги можно пустить под нож любой конкурирующий проект. За нами Родина и два триллиона!

При этом, заметим, что самого проекта даже в виде подробного плана не существует. А вот OneWeb еще в феврале запустил первые шесть аппаратов нашей же ракетой «Союз СТ-Б». Если в августе их работу признают надежной и устойчивой, то с конца этого года начнутся массовые запуски. Спутники строит Airbus, у них дело со словами не расходится.

Мы задали последовательно всем нашим источникам вопрос: сумеет ли Россия создать группировку и превратить «Сферу» в успешный коммерческий проект? Эксперты смеются и машут руками — исключено! Запустить что-то можем, но не более: на сегодня не существует никаких обоснованных бизнес-планов по использованию системы. Да и не государственное это занятие — торговля! Недаром OneWeb и идущий за ним по пятам Starlink Илона Маска — именно коммерческие консорциумы, они с самого начала и на каждом этапе просчитывали свои группировки как бизнес. Известный популяризатор космоса, выросший до вполне ответственного эксперта, Виталий Егоров общее мнение выразил так:

«Чтобы верить в способность нашей индустрии самостоятельно создать полноценную работающую и востребованную коммерческими потребителями по всему миру систему скоростной космической связи, надо быть сверхоптимистом».

Получается, что строительство собственной группировки спутников для развития космического интернета проще рассматривать скорее как инструмент поддержки отечественной космической отрасли. И какое совпадение! 1 августа (сразу за инцидентом с мнимым отказом в частотах вещания спутникам OneWeb на совещании ГКРЧ) на сайте Кремля опубликована стенограмма встречи Рогозина с Путиным, на которой он пожаловался президенту на низкую загрузку своих предприятий — 40–50%.

Итак, мы имеем бумажный эскиз «Сферы» за скромные пару триллионов рублей. Если деньги на первые старты дадут, заводы и КБ будут работать какое-то время, создадут первичную группировку спутников, поймут, что они никому не нужны и сообщат правительству, что проблема в нехватке средств: «Мы же просили два триллиона, а с такими деньгами ничего путного не построишь!» Но какое-то время всем найдется работа, а участникам концессии по разгрому OneWeb на территории России — заказы на аффилированные компании.

Осваивая даже половину триллиона, поневоле станешь оптимистом. Доподлинно нам неизвестно, кто первый решил «срубить большие бабки» на космосе. Но в процессе развития идеи эти лоббисты обрели союзников, рассчитывающих на будущие деньги, во всех профильных ведомствах. Команда противников OneWeb состоит, по мнению наших собеседников, из заинтересованного ядра на предприятиях «Роскосмоса» и групп поддержки в ФСО, ФСБ, ГКРЧ, Минсвязи.

Мотивы противников OneWeb скрыты и непонятны даже экспертному сообществу, как мы убедились. Тезис о шпионском характере системы, изначально построенной как бизнес, выглядит неубедительно. Почему тогда в России официально разрешена работа Iridium, единственной такой системы, имеющей канал межспутниковой связи, — важнейший признак разведывательных функций группировки? Как заметил наш эксперт,

«…бортовую математику этих аппаратов никто не видит: что идет в межспутниковый канал, а что — на станцию сопряжения в Подмосковье. Это определить невозможно».

И главный корпоративный клиент Iridium почти все 20 лет — Пентагон. Система OneWeb, напротив, межспутниковые каналы связи не использует, поскольку изначально задумывалась именно как бизнес-проект, а не орудие для шпионажа.

В том же «Роскосмосе» и прочих ведомствах есть много людей, не имеющих ничего против OneWeb. Кто у нас в России заинтересован в международной кооперации, быстрых результатах и коммерческой отдаче, то есть в участии в OneWeb? Среди них руководство «Гонца»; ракетчики, получившие дополнительные заказы; понимающие выгоды международной кооперации в высокотехнологичном проекте сотрудники Минсвязи и один известный миллиардер, член списка «Форбс». Их мотивы понятны — заработать на чужой системе. При этом будут решены и национальные задачи, то есть начнет развиваться внутренний рынок такой услуги.

На их стороне проработанная, базирующаяся на высоких компетенциях мирового уровня, готовая к развертыванию система, не требующая ни рубля. Участие в этом проекте сулит появление новых умений (как торговать в глобальном масштабе высокотехнологичными продуктами IT, мы пока не знаем). Весьма вероятно и размещение приличных заказов в промышленности (может, и не таких, как обещают лоббисты «Сферы», зато с длительной перспективой и первоклассными партнерами).

Наконец, на стороне OneWeb сама жизнь. Хотя жива в мечтах слава «Зенит-Арены», но раблезианские проекты, предполагающие беззастенчивое воровство, уходят в прошлое. Скупая (несопоставимая с величием замысла!) смета Крымского моста показала, что халява кончается вместе с деньгами. Да и сам спутниковый интернет для развития конкретно России в ближайшем будущем нужен в меньших масштабах: слишком велико проникновение дешевого кабельного сигнала в мало-мальски населенные территории. Даже вполне трезвый проект высокоскоростной железной дороги за полтора триллиона до Казани был отложен. А шапкозакидательский проект суверенного и патриотического спутникового интернета для всей Земли в короткие сроки может обернуться фиаско. Впрочем, в России немало храбрецов, которые никакого фиаско не боятся.


Валерий Ширяев
Новая газета



После того, как на российских ток-шоу начали обсуждать внутрироссийские проблемы и оставили наконец в покое Украину, выяснились удивительные вещи!

Борис Надеждин, к которому я всегда относился, как к сидящему на западных грантах либеральному пропагандисту, внезапно выдал, что руководитель «Роскосмоса» получает в 6 раз больше своего заокеанского коллеги! Удивленный не меньше моего Попов невнятно произнес, что мы летаем в космос больше чем они, хотя это весьма слабое утешение.

При этом Надеждин не унимался, продолжил добивать «Роскосмос» и сообщил, что рядовой инженер там получает зарплату в 20 раз меньше, чем в НАСА. Попов и Скабеева попытались представить, что начальство и должно получать больше, но выглядело это крайне неубедительно. Все же про незалежную у них получалось лучше.

Обсуждать и дальше положение Украины, это настоящий моветон, но перейти к внутрироссийским проблемам не дают хозяева российских телеканалов, которые платят ведущим огромные деньги за то, чтобы они держали россиян в неведении. Но в условиях «всемирной паутины», уж слишком резким получается контраст и неплохие в общем-то телеведущие выглядят попросту смешно и глупо.

Особенно это касается Соловьева, которому за деньги приходится нести откровенную галиматью. Поскольку он человек весьма неглупый и эрудированный, то представляю, какие муки он при этом испытывает. Стоит ли оно того? Хотя «золота много не бывает» и требовать от него какой-то морали в условиях капитализма, просто бессмысленно!


Симаков Евгений



Причина в нехватке импортных комплектующих. Почему Россия так и не научилась делать собственную электронику и сможет ли научиться?

[Продолжить чтение...]
Еще год назад «Интерфакс» со ссылкой на источники писал: новые спутники ГЛОНАСС появятся с задержкой. Из-за все тех же проблем с импортозамещением. Тогда «Роскосмос» сообщал, что все будет в срок. А теперь власти, как пишет РБК, признали: без иностранных комплектующих Россия не может запустить в серийное производство новые аппараты. Свою компонентную базу она так и не создала. И год, конечно, ничего не решил. Точнее, не год, а пять лет, когда против страны ввели санкции, запрещающие поставки товаров двойного назначения.

Правда, до определенного времени Россия их все равно получала. Но было понятно, что это ненадолго. Время же показало, что и пять лет крайне мало, чтобы создать свою электронику. Особенно с учетом, что от иностранной российские спутники зависят на 70-80%.

Продолжает научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев:

«Там очень хорошая и мощная современная электроника стоит в новых спутниках ГЛОНАСС. Попытка сделать аналоги так и не удалась. Выход — либо продолжать развивать это направление и делать свои технологии, а это неизвестно сколько времени потребует и очень дорого, либо возвращаться к старым аппаратам, которые могли работать без этой электроники, а это ухудшение группировки качества».

Эта проблема, как и многие, родом из СССР. Мы уже тогда сильно отставали от иностранной электроники. На всех уровнях — космос, авиастроение, банальные магнитофоны и телевизоры. Про 90-е годы говорить вообще смысла нет. Но в нулевых появились и деньги и воля. Но мы продолжали считать, что раз мы теперь часть глобального мира, то за деньги можно купить все. В этом нет ничего плохого, весь мир пользуется международной кооперацией. Например, на двигателях французской Safran летают не только Airbus, но и Boeing. Ну и, к слову, наш Sukhoi Superjet. Наши же технологии мы так и не смогли развить до уровня зарубежных. И деньги не помогают, говорит член-корреспондент Российской академии космонавтики Андрей Ионин:

«Сейчас в «Роскосмос» вернулась та же самая команда, которая всем этим занималась в 2000-х годах. Сейчас они обещают нам, что они все это сделают, восстановят. Только дайте им много государственных денег. Я, честно, в это не верю. У Салтыкова-Щедрина есть сказка «Медведь на воеводстве», там такая фраза: «Не верю, штоп сей офицер храбр был; ибо это тот самый Таптыгин, который маво любимова Чижика сиел!» Только с помощью национальных ресурсов мы эту задачу не решим. Нам нужны партнеры, более продвинутые в части микроэлектроники. Этим надо было заниматься, конечно, раньше».

Академик вспоминает, как много лет назад к нам обратилась Южная Корея. Ее научили строить ракеты, получив за это несколько сот миллионов долларов. А можно было взять натурой: научиться у корейцев производству электроники, они одни из лидеров.

Как и в Союзе, проблема гораздо шире космоса. Та же будущая гордость российского авиастроения — МС-21, конкурент самых массовых в мире магистральных Boeing и Airbus. Недавно американцы перестали поставлять России композиты. Мы вроде бы заменим их своими, но из-за этого серийное производство перенесли. Кстати, двигатели в этих лайнерах тоже будут наши, но первые поставки — с американскими Pratt & Whitney.

Или вспомним историю с газовыми турбинами Siemens. Она появилась только потому, что мы так и не научились строить турбины большой мощности, а опытный образец в прошлом году сломался на испытаниях.

Действующие спутники ГЛОНАСС выходят из строя, у них кончается срок эксплуатации.


bfm.ru


Grazy Gunner

фотки Ташкента

старый Ташкент

Сайт о фэнтези




Если вы хотите разместить рекламу в этом блоге или предложить сотрудничество, пишите на почту:




Статистика





Метки

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com