?

Log in

No account? Create an account

Категория: искусство

Если русская литература сакрализовала страдание, то советская его осуществляла, причем буквально — доносила, расстреливала, закапывала

Практически все здешние деятели культуры — плоть от плоти распределительной системы, не имеющие ни ума, ни желания найти деньги вне бюджетного корыта. Именно поэтому бывшие демократы-совписы ныне заделались в крымнашисты, ибо (всего лишь!) иссякли альтернативные источники дохода.

[Нажмите, чтобы прочитать]
Советская культура вся состоит из пошлости, лакейства и патетических банальностей. Чудовищная безвкусность этих заученных бородатыми псевдоинтеллектуалами фраз просто потрясает — за «убить дракона» следует, конечно, «о банальности зла», «свобода для или свобода от», «бойтесь того, кто знает как надо». Кант со своим «моральным императивом», к слову, тоже был изрядно испохаблен и попорчен злоупотреблением совинтелами. Ну да ладно, Канта я прощаю. Хотя сама идея категорического императива — тоже удивительная пошлость. Да и какое отношение мораль может иметь к науке и философии? Только ежели это высшая мораль. Но высшая мораль априори внечеловечна.

Я не знаю ничего из советской культуры, что стоило бы почитать-посмотреть. Вообще ничего. При том изобилии информации, которую предоставляет современный мир, отсутствие в «культурном коде», в культматрице советских произведений искусства — не только не нарушает общей картины мира и никак не вредит образованности, но, напротив, является огромнейшим плюсом как интеллектуальным, так и эстетическим. Здешняя же интеллигенция в подавляющем количестве пропустила советское искусство через себя и поныне воспринимает его всерьез. Эффект от сего ровно такой — как употреблять в пищу постоянно плохие продукты или жить в коммуналке с раздолбанной мебелью — и лицо становится соответственным, и душа, и одежда. Тащить за собой пронафталиненную непристойность, пыль, моль, тараканов — вот что значит быть носителем советского культурного кода.

Советская культура ничего не дала мировой. Но многое пыталась украсть. Ничего не дала она и русскому человеку. Но многих убила. Если русская литература сакрализовала страдание, то советская — осуществляла — буквально — доносила, расстреливала, закапывала. Уберите советскую культуру, и нынешняя криво сделанная, картонная, ментальная РФ-ия рухнет. Не говоря уже о советской поэзии — апофеозе рифмованного верноподданичества и непередаваемой пошлости.

Советский — и значит пошлый. Недоделанный, несуразный, ободранный, культурно-обобранный. Социалистическое послевоенное искусство выглядит так, как будто авторы кроме самих себя ничего и не видели, и не читали. Под гитарку, КСП, бардовская песня — все это и советское, и непристойное. По большому счету — антисоветское тоже советское, а то и более, здесь надо говорить даже не об идеологическом противоборстве, кое в классическом понимании должно поддерживать систему (не всегда так, но часто), а о стилистическом сходстве. Не говоря о том, что различные антисоветские кружки были буквально нашпигованы томатной гебней и создавались с определенной целью. Настоящих диссидентов в этой среде — единицы — например Буковский, большинство — ряженые. И это проблема не только «нравственного выбора» и некачественности персонажей, но и того, что любая замкнутая система может не более, чем воспроизводить самое себя.

Совинтелы всегда врали — врали, чтоб выжить, потом, чтоб приспособиться, получить спецпаек, издаться, потом «для детей», потом «против детей», (носители репрессивного гена — априори губители своих детей). Сначала врали «от души», позже — по инерции, врали от

социально-адаптационного невроза, но врали и успокоившись. Врали под гитарку, под водочку, под «как бы чего не вышло». Но и про то, что вышло — врали («производственная проза», к примеру). Врали они в советский период, притворившись антисоветчиками, но врали и в демократический — изображая демократов. Ныне — те же — ровно те же люди — уже крымнашистские подпевалы. И все, заметьте — под гитарку. Если бы просто врали — какое мое дело? Я не моралист. Но и врут они плохо, пошло, бездарно. И главное — без всякого смысла. Бессмысленность, пожалуй, есть их основное свойство. В контексте мировой культуры — они буквально как помехи на экране советского телевизора.

Совинтел еще и чудовищно стеснителен, скован, скелетисто напряжен, словно дерево в некромузее. Советское воспитание выдрессировало в нем некое псевдоприличие — молчать при проявлении чужого хамства, «делать вид, что не было», всепонимающе кивать, высиживать словно куротруп на яйцах смерти некую устойчивость ко всякому занудству. Он будет сидеть в опере, ничего в ней не понимая. Будет смотреть Тарковского, но никогда не скажет, что это чудовищно скучно. Будет хотеть шашлыка, а съест «вон ту конфетку». Захочет красивой женщины, но вернется к кошмаристой жене в бигудях и халате. Совинтел говорит — «я этого не смотрю» («не читаю», «не слушаю») — к примеру про порно или Голливуд. На самом деле смотрит. Но не на широком экране, а тайно, под одеялом.

Совинтел — это концентрат пошлости и вранья. Инфантилизма и тайной зависти. Совинтел — лузер мира. Микроб цивилизации. Агент криптоколониального гетто. Вся риторика нынешних легализованных, поддерживаемых официозом культдеятелей апеллирует к нему — к совинтелу. В расчете на вот эту вечную зажатость. На то, что смолчит. На «стерпится-слюбится». На «человек ко всему привыкает». Человек — кстати — нет. Совинтел — да. По возможности не поддавайтесь на культурную провокацию.

Культурную обслугу власти всегда оправдывают, но логика и оправдывающих всегда и во всех случаях, независимо от персоналий, одна — творческому человеку все (многое) можно, «ГУЛАГ никуда не делся» (!), «в Сибири всем места хватит» (!) — это вообще шикарно! Таким образом, носители регрессивно-репрессивного сознания, не только пугают нас бесконечной сансарой русской тоталитарности, но и дают своеобразные намеки, что есть «избранные», которым можно «заходить за флажки».

Ну, во-первых, если кому и можно многое, а то и все — это гению, пожалуй так. А не высокопоставленному ремесленнику. Но гениев среди совинтелов нет. Нет. Ни одного. Еще раз — нет. И еще раз — ни одного.

Что же касается «ГУЛАГа», «Сибири» и прочих латентных чаяний репрессивного сознания — сами-то верите в свои болезненные фантазии? Это для Богомолова — ГУЛАГ и Сибирь? Для Михалкова? Для сонма малоизвестных и никому не интересных поэтов-крымнашистов? Нет никакого ГУЛАГа. И Сибири никакой нет.

Вернее, так — вы, совинтелы, со своими тщательно хранимыми, смакуемыми репрессивными мифами — вы — ГУЛАГ и есть. И Лубянка — тоже вы. Ваши милые высокодуховные салоны профессиональных сплетников и доносчиков. Извините, если кого обидела. Недостаточно.


Алина Витухновская
Писатель


promo grazy_gunner february 23, 2013 22:57 21
Buy for 10 tokens
Рецептов приготовления узбекского плова столько же, сколько поваров его готовящих, хотя общие признаки таки есть. Плов готовят из риса, мяса и большого количества моркови, остальное на ваше усмотрение. Вместо растительного масла можно использовать курдючный жир. Морковь в плове может быть красной…

Ташкентский цирк



Старший внук выходные обычно проводит у нас. В прошлое воскресенье сноха попросила привезти его к цирку. Они собрались на цирковое представление. А перед представлением, пока ждали Сашу, Сёма прокатился на лошади и поели с ним мороженного.



Двое суток никто не мог дознаться, кто же автор этих художественных объектов. Говорили, что некто под псевдонимом Ева: но ни фамилии, ни местожительства - ничего конкретного. Ева, и всё.

[Продолжить чтение...]
«Евой» оказалась Евгения Васильева, бывшая соратница г-на Сердюкова, проходившая по делу о хищениях в «Оборонсервисе»: тогда, помнится, оперативники изъяли у нее чемодан с 19 кг (!!!) бриллиантов – причем не грубой рыночной работы, а изысканных, которым цены нет.

Плюс 51 тысяча (!!!) драгоценных камней без оправы.

Чемодан потом, как известно, торжественно вернули владелице , сочтя, очевидно, что она заработала эти сокровища честным трудом.

Посему, прослышав о выставке, все подумали было, что там как раз и будет демонстрироваться содержание чемодана: ан нет.

Вообще из сообщений прессы нельзя понять, приписывает ли Васильева авторство художественных объектов самой себе или все же ссылается на некую «Еву». Таким образом - как и с ее арестом и отбыванием в колонии - эта история тоже весьма запутанная.

Будучи в те годы членом ОНК (общественная наблюдательная комиссия по делам заключенных) мы с напарницей никак не могли поймать Васильеву в СИЗО номер 6: администрация сообщала нам, что она то в больнице, то в бане, то… спит.

Никто до сих пор не знает, была ли Васильева в этом СИЗО: фото полной блондинки на фоне почетной доски с лучшими заключенными СИЗО номер 6, передовиками этой тюрьмы, могло быть сделано как и у нее дома, так и являться элементарным фотомонтажом.

Впрочем, повесить на стену такую доску можно в любом месте – это еще не доказательство ее пребывания в этом заведении. Мы, во всяком случае, там ее не видели.

В общем, г-жа Васильева, видимо, любит создавать вокруг своей жизни и деяний завесу таинственности, такие у нее особенности.

Сказать прямо, что это ее работы, Васильева все-таки опасается: художниками не становятся внезапно. В то же время откровенно заявить, что это работы вовсе не ее, а нанятого художника, Васильева тоже не желает.

Таким образом вновь рискуя стать объектом насмешек.

Весьма загадочная история.

Впрочем, загадочная Ева (или «Eva») уже выставлялась и на Западе.

Ничего не поймешь, в общем: если Васильева сиречь Ева, легитимна – зачем скрываться?

Вот что пишет "Московский комсомолец":

«Торжественная церемония открытия выставки в музее Востока прошла без шума, на открытии были только «свои». Самой художницы не было, по информации «МК», она не в России.

Парадом в музее руководила куратор выставки и доверенное лицо Евгении Васильевой коллекционер Юлия Вербицкая (Линник). На вопросы «МК» об авторе работ она ответила уклончиво, сославшись на то, что если Евгения Васильева захочет, то сама ответит на вопросы. Выставка называется «Око», на баннере отмечены в качестве партнеров нефтяные и автомобильные компании. Среди гостей репортеры наблюдали наследницу одного очень известного русского художника.

На сайте музея значится, что выставка проходит при поддержке Минкульта РФ».

Что само по себе уже интересно: выставка неизвестного художника (художницы), которую почему-то инициировала Евгения Васильева, имеющая судимость и отбывшая срок за хищения, поддерживается Министерством культуры.

Каким образом, финансово или в качестве информационного спонсора, не указывается.

В то же время Википедия (если статья о Васильевой не инициирована ею самой, что вполне возможно) прямо пишет, что Ева (или Eva) – и есть Васильева, художница, у которой в портфолио есть интересные работы и выставки.

Иные вроде украшают музеи в других странах (если это не фейк и г-ж Васильева не подарила эти работы музеям с энной суммой в придачу)

Русский музей, по крайней мере, когда-то подаренные ему Васильевой ее работы вернул – как не имеющие художественной ценности.

Но – предположим – что ее картины не достигают уровня Русского музея, но таки талант у нее есть. И если это действительно так (хотя показанные по ТВ картины ее «кисти» - грубая самодеятельность) - зачем тогда выставляться под псевдонимом и на вопрос, ее ли это вещи, отвечать «уклончиво»?

Вообще стремление наших нуворишей, разбогатевших в результате махинаций и связей, быть «респектабельными» поражает: люди и так млеют перед богатством, даже если его обладатель не может нарисовать простую кружку и яблоко. Профессионально: с Сезанном никои не сравнивает.

PS:

Напомним, уголовное дело бывшей начальницы Департамента имущественных отношений, члена совета директоров ОАО «Оборонсервис» отгремело в мае 2015 года. Васильеву приговорили к 5 годам колонии общего режима за мошенничество. К этому времени опальная чиновница отсидела большую часть срока за миллиардные хищения в шикарных апартаментах в Молочном переулке. Поэтому в колонии она провела всего несколько месяцев и вышла по УДО в августе того же года.


Диляра Тасбулатова


Легенда о Коловрате

Посмотрел очередной российский говнофильм, снятый узбеком и евреем о былинном русском герое. Речь идёт о фильме "Легенда о Коловрате". Это третьесортное видео снималось при поддержке телеканала "Россия-1" и Фонда Кино.



Кастинг говённый. На роль 40-летнего богатыря пригласили инфантильного 27-летнего шибздика Илью Малакова, который научился махать бамбуковой палкой и двумя мечами в китайском стиле. Но при этом выглядит так, как будто его соплей перешибить можно. Жинку его сыграла Полина Чернышова, которая в фильме чернявая, как бухарская еврейка, потому что обесцветь ей волосы и она тут же станет Аксиньей из другого говносериала, снятого Урсуляком. Князя Юрия сыграл Алексей Серебряков. Зачем его позвали в фильм непонятно. Остальные актёры тоже набирались как попало, возможно по блату.

Художник постановщик говённый. Неужто нельзя было найти русского художника, или хотя бы такого художника, который хоть что-то читал о древней Руси.

Сценарий писали 4 человека. И написали говносценарий. Представьте едут богатыри по лесу, и один другого спрашивает, а ты зачем ребенка взял на задание, а тот ему отвечает: а пускай свежим воздухом подышит. Свежего воздуха в Рязани 13 века не хватало. Свежего воздуха, Карл!

Или такая нелепица. Глава посольства получает из рук Батыя ярлык, который должен его оберегать, и тут же на них нападают чтобы поубивать. Но они же герои, естественно они всех там поколотили и чухнули домой. А в степи видите ли непогода, метель метёт. И когда они прибыли в Рязань ту давно уже захватили и сожгли татары. Осада города длилась 6 дней. То есть прошло как минимум две недели пока витязи где-то шлялись.

В «Повести о разорении Рязани Батыем» можно прочесть о том, что когда Евпатий Коловрат, узнав нападении татаро-монголов на Рязанское княжество, воевода с «малою дружиною» спешно двинулся в Рязань... там к нему присоединились уцелевшие «…коих Бог сохранил вне города», и с отрядом в 1700 человек Евпатий пустился в погоню за монголами.

В узбекско-еврейском кине мы видим всего лишь горстку бойцов, человек 20 от силы. Но хуцпы у Коловрата было не занимать и он поставил перед своим отрядом миссию невыполнимую - бить врага так сильно, чтобы всё войско Батыево на них развернулось.

Кто-то из тех, кто снимал этот фильмец смотрел таки американский фильм "Триста спартанцев" (Зака Снайдера) и решил чуток идей позаимствовать оттуда. Я даже ждал, что в какой-то момент один из героев воскликнет: "Это Спарта!" :)

Татаро-монгольское войско в этой киноподелке имеет такое построение как будто полководцы ихние учились военному искусству в древней Греции или в Древнем Риме. Потому что построение напоминало древнегреческую фалангу или римские манипулы, центурии. А татаро-монголы у постановщиков этой белиберды одеты в одинаковую форму и металлические шлемы на головах.

Звукорежиссёр тоже отвратный. Плохопоставленные голоса актёров режут ухо. Даже Лостфильм и NewStudio.TV делают озвучку намного качественней.

В общем, фильм "Легенда о Коловрате" — нелепое, лишенное каких-либо художественных достоинств псевдоисторическое кино.

Такое кино нам без надобности.

Резной китайский лак



Китайские резные лаки настолько не похожи на более знаменитые золотистые японские, что трудно поверить, что они сделаны из одинаковых материалов и по аналогичным технологиям. Характерная черта китайских лаковых изделий — ровный ярко-красный цвет, сплошь покрывающий мельчайшие вырезанные детали, словно прорывающийся из глубин, с нижних слоев. Однако такой «характерностью» они обладали не всегда; более того: красный цвет получается благодаря использованию красителя, и если изменить пигментацию — лак с легкостью приобретает другой цвет: охристый, зеленый, белый… Также широко использовался натуральный цвет застывшего лака — черный, обычно служивший фоном, подчеркивающим яркость приобретенного благодаря пигменту тона.

[Дополнительные картинки и продолжение текста]
По своему происхождению лак — это сок деревьев, которые раньше росли почти по всей территории Китая, а теперь сохранились лишь на высокогорных плато, расположенных на высоте 2000-2500 метров над уровнем моря. С древнейших времен лак добывали одним и тем же примитивным способом: когда дерево достигало десятилетнего возраста, на его стволе делали горизонтальные надрезы; под надрезом привязывали маленький медный сосуд, в котором капля за каплей, медленно и постепенно накапливалась смола. Вытекая из дерева, она была прозрачной, молочного оттенка, но, застывая, темнела и становилась черной. Затем смолу кипятили до образования пены и процеживали через холст, вытканный из конопли, чтобы очистить от примесей. Ремесленники стремились добиться блеска поверхности, для чего подготовленный лак должен был быть абсолютно однородным.



Наносили лак тончайшими слоями при помощи кисти; а основой могли быть различные материалы, например, мягкое легкое дерево или металл. На основу была наклеена ткань, вытканная из конопли или крапивы и грунтованная гипсовым составом или, в более древние времена, грубым, низкокачественным лаком, придававшим предмету жесткость и крепость. Вначале, до нанесения первого слоя на внешнюю сторону предмета, холст натягивали на дерево или приклеивали к сформованной глине. На внешнюю сторону предмета накладывали несколько нижних слоев лака, затем модель вытаскивали и покрывали лаком внутреннюю поверхность. При этом лак настолько прочно скреплял ткань, что многие изделия, выполненные с применением данной технологии, до сих пор держат форму.

Лак, украшавший изделие, наносили многократно, каждый раз давая высохнуть предыдущему слою, дожидаясь, пока лак не станет абсолютно сухим и твердым. Нередко число наносимых слоев достигало двух с половиной сотен, поэтому создание каждого предмета было очень сложным и кропотливым. В каждый слой лака пальцами втирали золу из сожженных растений, превращенную в тончайшую пыль, а самый верхний слой полировали золой из пережженных рогов, в результате чего изделия получались не только красивыми и блестящими, но и невероятно твердыми. Все вышеописанные действия производились только в специально подготовленных влажных помещениях, а высушивали изделия в особых паровых сушилках, благодаря чему все слои лака крепко спаивались между собой и превращались в единый пласт.



Старинные тексты гласят, что с полезными свойствами лака познакомил китайский народ один из правителей тогда еще разрозненных княжеств Шун, и с того момента лаки начали использовать при строительстве жилых построек. Конечно, этот рассказ не может рассматриваться в качестве исторического свидетельства, однако он демонстрирует важную роль лаковых изделий в жизни народа Поднебесной.

Более достоверные свидетельства, частично подтверждаемые результатами раскопок, относятся к IX столетию до н.э. В повествованиях о Ли Ванге, страстном любителе искусств, описываются музыкальные инструменты, декорированные лаком. Во время правления династии Чжоу многие лаковые изделия попали в соседние страны в качестве дипломатических подарков, но самые ранние реально найденные — датируются рубежом тысячелетий — с IVвека до н.э. до I века н.э. В основном это — различные маленькие бытовые предметы для ежедневного использования, обнаруженные в погребениях знати: туалетные коробочки, бокалы, чашки, подносы округлых форм, покрытые лаком как изнутри, так и снаружи.

Примерно в то же время увлечение изделиями, декорированным лаками, распространяется и на императорский двор, организуются три мастерские, обслуживающие исключительно заказы двора, кроме того, одновременно продолжают работать многочисленные частные мастерские.

К сожалению, такой расцвет лакового искусства продлился недолго. Ко II веку н.э. интерес к лаку заметно упал, и производство в императорских мастерских замерло. Лишь в некоторых мастерских, в старых центрах, была заметна творческая активность ремесленников: появились новые мотивы росписей, мастера начали изображать драконов и оленей в манере, напоминающей одновременные гравировки на керамических пластах.



Если образцы древних лаковых изделий относительно многочисленны благодаря тому, что археологи находили их в погребениях, то изделий периодов Тан и Сунн почти не сохранилось. Однако известны описания различных дворцов, построенных в VII-XIII веках, декорированных лаками и обставленных лаковой мебелью. Возможно такое несоответствие произошло по причине традиции класть в могилы изделия из терракоты, а лаковые — использовать повседневно в быту. Естественно, в бурные годы войн и смены династий хрупкие изделия вряд ли могли сохраниться, тем более что, согласно свидетельствам современников, основой некоторых из них служили драгоценные металлы — золото и серебро. Вероятно, ярко-красный лак стал особенно популярен в то время, в эпоху Тан, когда его использовали как единственное украшение. Нередко изделие покрывали разноцветными лаками, создавая пейзажные композиции; одним из популярных мотивов было изображение красных пионов с зелеными листьями на фоне черных скал. Также известно, что лаковые изделия декорировали интарсией из перламутра или слоновой кости.

Новое признание при императорском дворе лак получил в эпоху Мин. Легенда гласит, что на рубеже XIV-XV веков на востоке Китая в лаковой мастерской работали ремесленники Чан Чен и Янь Мао, создававшие разные изделия из красного лака. Их работы увидел японский император и был настолько поражен их красотой, что решил показать их образцы китайскому императору Юнь Ло. В Китае существовало мнение, что работы ремесленников не достойны внимания императорского величества, поэтому о производстве в стране лаковых изделий китайский император ничего не знал. Юнь Ло был восхищен увиденным и приказал организовать императорскую фабрику лаковых изделий в Пекине.

Вначале изделия декорировали только цветочными мотивами, но в последствии сюжеты стали более разнообразны. В начале XV века большинство лаковых изделий, произведенных в Китае, как на императорской фабрике для нужд двора, так и в мелких ремесленных мастерских, были красными и сплошь покрытыми резьбой, но в XVI столетии частные мастерские во множестве распространились по всему Китаю и их продукция стала значительно слабей придворной. На пекинской фабрике всегда очень глубоко вырезали изображение, добиваясь объема и сложности рельефа, многослойности; тогда как в провинциальных мастерских часто лишь гравировали или делали неглубокий, простой контррельеф. Во многих ремесленных мастерских процесс производства был максимально упрощен: сокращено количество наносимых на основу слоев; в лак добавляются дешевые компоненты, ускоряющие процесс высыхания; полируется только верхний слой лака в конце всей работы над предметом.

В конце эпохи Мин в моду снова вошли расписные лаки. Их популярность превзошла все прежние каноны: в знатных семьях вся мебель в доме теперь была лакированной; часто графичные росписи в охристой гамме по черному фону выполняли известные художники. Однако красные резные лаки не уступили своих позиций, став классикой, национальным наследием Китая. Признав их культурологическую роль, император Чень Лунь даже приказал сделать себе трон и покрыть его красным резным лаком.

Но время неумолимо, и постепенно искусство лакового дела превратилось в простое ремесло, с начала XIX столетия потеряв поддержку двора. Со второй половины XIX-го оно сделалось сувенирным массовым производством, практически утратив сходство с лучшими образцами старого искусства…

Автор текста: Татьяна Красильникова,
кандидат искусствоведения.


Grazy Gunner

фотки Ташкента

старый Ташкент

Сайт о фэнтези




Если вы хотите разместить рекламу в этом блоге или предложить сотрудничество, пишите на почту:




Статистика





Метки

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com