December 25th, 2018

Я

Об оправдании массовых репрессий

Директор ФСБ РФ Александр Бортников считает, что массовые расстрелы во время Большого террора были простыми "перегибами на местах". Именно так он заявил в интервью "РГ". Против этого выступил бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Игорь Степанов. Степанов представил в суд документы о своих репрессированных родных: по меньшей мере 20 человек из его семьи были арестованы, а затем сосланы или расстреляны. Степанов требовал предоставить доказательства, подтверждающие слова Бортникова, либо опубликовать опровержение.

Московский суд признал право директора ФСБ называть массовые расстрелы в 1930-х годах "перегибами на местах".

Представители редакции "Российской газеты" заявили Степанову, что в интервью приведено личное мнение Бортникова об определенных аспектах истории России в XX веке и апеллировали к статье 29 Конституции, гарантирующей свободу мысли и слова.

Но это ложь. Бортников выражал не личное мнение, а выступал от лица всего ведомства. И заголовок "ФСБ расставляет акценты" также подчеркивает, что в статье озвучивается мнение органа, а не конкретного человека.

Большое интервью с Александром Бортниковым вышло в "Российской газете" в декабре 2017 года, перед 100-летием ВЧК. В интервью под названием "ФСБ расставляет акценты" глава спецслужбы заявил, что "чрезвычайные меры" чекистов были продиктованы чрезвычайностью ситуации, массовые расстрелы 1930-х годов были результатом "перегибов на местах", а репрессии закончились после 1938 года. О расстрелянных и заключенных простых гражданах Бортников не упомянул.

В ответ академики РАН подписали открытое письмо с критикой слов Бортникова, вслед за ними директора ФСБ раскритиковали литераторы, журналисты и правозащитники.

Однако властям РФ плевать на всех, кто выступает против. Ведь в Кремле сидит потомок тех, кто организовал "перегибы на местах".

Слова Бортникова стали "первым случаем после XX съезда КПСС (1956 год), когда одно из высших должностных лиц нашего государства оправдывает массовые репрессии 1930-40-х годов".

promo grazy_gunner february 23, 2013 22:57 23
Buy for 10 tokens
Рецептов приготовления узбекского плова столько же, сколько поваров его готовящих, хотя общие признаки таки есть. Плов готовят из риса, мяса и большого количества моркови, остальное на ваше усмотрение. Вместо растительного масла можно использовать курдючный жир. Морковь в плове может быть красной…
Я

Лубянка гуляет, хотя Путин против: праздники в храмах и корпоративы с Пугачевой



Краткий «путеводитель» по излюбленным злачным местам высокопоставленных чекистов.

[Продолжить чтение...]
Сотрудники ФСБ не стесняются заказывать новогодние фуршеты за счет казны на миллиарды рублей, приглашать на личные юбилеи самых дорогих звезд шоубизнеса и отменять ради своих корпоративов детские мероприятия. Как, где и за сколько развлекаются «господа офицеры» — узнали журналисты.

20 декабря в России отмечали День ФСБ. MayDay подготовило к празднику обзорный материал о чекистских корпоративах. Их сотрудники спецслужб не афишируют, а наоборот, тщательно скрывают. Должно быть, привычка. Тем не менее, в интернете можно обнаружить прошлогодние закупки, при помощи которых эфэсбэшники организовывали для себя праздники. В прошлом году силовики отмечали юбилей — праздновали столетие со дня основания ВЧК.

Застолье за 830 миллионов

«Например, УФСБ по Свердловской области арендовала киноконцертный зал «Космос», отменив все киносесвязим ансы и детские кружки. По данным местных СМИ, еще задолго до торжеств «гаишники» перекрыли подъезд к кинотеатру и эвакуировали со стоянки автомобили. Согласно базе данных «Спарк», в ноябре 2017 года для своего корпоратива в кинотеатре екатеринбургские чекисты заключили с ООО «АВЭС-93» два госконтракта на поставку красной икры, королевских креветок, раковых шеек, филе лосося и форели, а еще посикунчиков (особый вид уральских пирожков) на общую сумму 832 265 рублей«, — пишет «Мэйдэй».

В числе гостей были высокопоставленные чиновники из аппарата губернатора Свердловской области и высокие гости из Москвы — слетелись на креветок и посикунчики. Пел для гостей заслуженный артист РФ Владимир Слепак.

Напомним, что в 2013 году президент России Владимир Путин жестко высказался на тему корпоративов, которые госкомпании и госкорпорации проводили с размахом и полностью за казенный счет.

«Чушь собачья! Мы тоже встречались в военных коллективах, сбрасывались с зарплаты и встречались. И по рюмке выпьешь, и все — праздник есть праздник. Мы же русские люди, российские, во всяком случае. Мы не пьянствуем, но отмечаем иногда праздник. Как же без этого? Но чтобы деньги выделять из бюджета компании, это дичь какая-то, я не знаю», — сказал тогда президент. Очевидно, что с упомянутого им времени многое изменилось.
Корпоративы в храме и не только

Департамент военной контрразведки (ДВКР) ФСБ справлял профессиональные и другие праздники в трапезной Храма Христа Спасителя. В сети гуляют фотографии с высокопоставленными контрразведчиками на фоне панно «Тайная вечеря». Доступ к трапезной ДВКР открыл протоирей Храма Михаил Рязанцев — «Мэйдэй» называет его другом экс-начальника департамента Александра Безверхнего. На том же фото рядом с Безверхним запечатлен руководитель военной контрразведки ФСБ генерал Николай Юрьев. На столе у особистов были салаты оливье, греческий, запеченная рыба, красное вино и водка — без излишеств. Оплачивала банкеты общественная организация «Ветераны департамента и органов контрразведки» (ОО ветеранов ДОВКР), которую возглавляет генерал ФСБ в отставке Леонид Шидловский. Деньги на свою деятельность ДОВКР получает в основном из бюджета за счет президентских грантов.

«Сейчас в Москве особо больших гулянок фсбшники не устраивают, побаиваются, в лучшем случае, собираются по 10−15 человек», — ссылается издание на столичного ведущего, не раз принимавшего участие в праздниках чекистов.

Собеседник издания сообщил, что сотрудники Четвертой службы ФСБ (Служба экономической безопасности) любят собираться в пятизвездочном отеле «Савой» на ул. Рождественка.

«В 2015 году, после войны компроматов, ключевые должности в СЭБ ФСБ заняли выходцы из Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ. Так, в кресло начальника «четверки» сел бывший глава чекистской «особки» генерал-полковник Сергей Королев. Его первым заместителем назначили бывшего начальника 2-й службы УСБ ФСБ Сергея Алпатова, а самое «вкусное» банковское управление «К» возглавил бывший командир 6-й службы УСБ ФСБ, прозванной «сечинским спецназом», генерал Иван Ткачев. Правда, сам генерал Ткачев предпочитает ресторан абхазской кухни «Страна души» на Кузнецком мосту — именно в нем он уговаривал ныне арестованного главу Серпуховского района Александра Шестуна добровольно подать в отставку», — пишет издание.

Не раз видели чекистов и в элитном рыбном ресторане La Maree на Петровке, владелец которого Меди Дусс засветился в уголовном деле полковника-миллиардера из ГУЭБиПК МВД Дмитрия Захарченко — полицейский крышевал ресторатора за солидное вознаграждение.

Как утверждает издание, именно из-за «гулянок не по статусу» бывший президент Дмитрий Медведев уволил замдиректора ФСБ генерал-полковника Вячеслава Ушакова. Свое 60-летие Ушаков отмечал в ресторане «Ветерок», где ему и его гостям подавали ногу молодого ягненка с розмарином и чесноком, пельмени из кабана с боровичками в бульоне, голубцы с косулей в сливочном соусе с вешками, а развлекали гостей Алла Пугачева, Максим Галкин, Лев Лещенко, Леонид Якубович и Андрей Малахов. Медведев уволил Ушакова с формулировкой «за допущенные недостатки в работе и нарушение служебной этики»

Еще одно титульное место, где «харчевались» чекисты — это ныне закрытый ресторан «Щит и Меч» на Большой Лубянке. Интерьер ресторана напоминал музей КГБ, с портретами Дзержинского, Андропова, а счет подавали в папке с надписью «Приговор». Из меню особой популярностью пользовались салаты «Лубянка», «Красная армия», курица под соусом «Красный террор» и манты «Тачанка с Востока». Шеф-поваром ресторана трудился бывший сотрудник 9-го управления КГБ прапорщик Николай Морозов из «особой кухни» в Кремле, готовивший обеды еще для Хрущева, Брежнева и Микояна. Планировалось, что «Щит и Меч» станет закрытым элитным клубом для силовиков, но в 2012 году владельца заведения Константина Пискарева (Костя Большой) арестовали. По версии следствия, он являлся организатором или исполнителем 20-ти заказных убийств, в том числе мэра Сергиева Посада Евгения Душко.

Гуляют все: бюджетные миллиарды на новый год для чиновников

Помимо силовиков не экономным подходом к бюджетным средствам и не скромностью запросов отметились также чиновники и сотрудники госкорпораций. За счет казны для них подготовлены деликатесы и штофы в виде Спасской башни, стеклянные шары с самоходным зенитным комплексом, икорницы с гжелью, березовые флешки и многие другие эксклюзивные дорогие вещи, общая стоимость которых с учетом затрат на организацию торжеств превысила 4 млрд рублей.

Первое антикоррупционное СМИ
pasmi.ru


Я

В тюрьму за недоносительство



Депутат Госдумы Евгений Марченко подготовил и уже направил в парламент законопроект, который предлагает ввести уголовную ответственность за недоносительство. Такое преступление предлагается закрепить в Уголовном кодексе статьей 316.

Я

Коррупция в российском кино



Конфликт интересов нашли у Бондарчука и не только. Бюджетные миллиарды на отечественные фильмы уходили не в том направлении.

[Продолжить чтение...]
Поддержка отечественного кинематографа, которую оказывало Министерство культуры через Фонд кино, замыкалась на входящих в этот фонд знаменитых персонах, — выяснили журналисты. Речь идет примерно о 4 млрд рублей в год, причем нерациональное распределение средств отмечалось на протяжение нескольких лет и делалось это в закрытом от общества режиме. Конфликт интересов обнаружен у Федора Бондарчука и других известных кинодеятелей.

Бондарчук в паутине

О том, что в распределении средств за четыре последних года члены попечительского и экспертного совета Фонда кино зачастую оказывались в ситуации конфликтов интересов, говорится в расследовании калининградского отделения «Трансперенси Интернешнл — Россия». После того, как в августе началась большая реформа фонда, а МВД возбудило два уголовных дела по фактам мошенничества и хищения в нем бюджетных средств, антикоррупционная организация изучила, как и на кого ежегодно тратились четыре миллиарда рублей поддержки от Минкультуры. Оказалось, что крупнейшие кинопроизводители присутствовали в жюри Фонда кино и фактически распределяли бюджетные средства сами себе, своим родственникам, творческим и бизнес-партнерам.

Так, продюсер, актер и режиссер Федор Бондарчук, входящий в Совет по развитию отечественной кинематографии при правительстве РФ, возглавляющий совет директоров государственной киностудии «Ленфильм», является членом экспертного совета Фонда кино — ключевого органа, оценивающего заявки кинопроизводителей на получение финансирования. Начиная с 2014 года, Бондарчук в различных ипостасях принял участие в съемках более 20 художественных фильмов, вышедших в широкий прокат. Причем «Трансперенси» удалось найти лишь один фильм — драму «Купи меня» (2017 год), который был сделан без госучастия.

«За свою карьеру Бондарчук обзавелся множеством самых разнообразных связей в мире кино. Если посмотреть на состав экспертного совета Фонда кино, то многие его участники взаимодействовали с Бондарчуком. Это создает вокруг продюсера и режиссера «паутину конфликтов интересов». Получается, что если Бондарчук лично не голосует за свои фильмы, то за него это могут сделать партнеры по экспертному совету, а он в свою очередь — поддержать их фильмы или проголосовать против общих конкурентов», — отмечается в расследовании.

Активно участвует Бондарчук и в фильмах других кинопроизводителей, которых поддерживал Фонд кино, — или в качестве сопродюсера, или в качестве актера. Кроме того, в съемках участвуют его родственники — сын Сергей Бондарчук-младший, племянник Константин Крюков, а также звезда сериала «Метод» Паулина Андреева, с которой Бондарчук регулярно появляется на ковровых дорожках.

«Голосуя в экспертном совете за выделение бюджетных денег тому или иному фильму, Бондарчук не может не помнить о личной заинтересованности при принятии решения, поскольку с одним продюсером он вместе снимал фильм, другой дал роль его сыну или гражданской жене, а третий мог пообещать взять на главную роль племянника при наличии бюджета на съемку, и сейчас он как член жюри может решить его судьбу», — выяснили в «Трансперенси».

Коррупционный киноконфликт

До реструктуризации фонда в 2018 году в нем была трехступенчатая система отбора фильмов. Их оценивали экспертный совет, сценарная группа и попечительский совет. Ключевым в этой цепочке был экспертный совет. В нем, как минимум, 18 из 21 члена являлись кинопроизводителями, прокатчиками, которые зарабатывают на показе поддержанных фондом фильмов, и представителями крупнейших кинотеатров, которые заинтересованы в получении от Фонда кино бюджетных средств. «Получается, что решения совета так или иначе будут затрагивать интересы хотя бы одного из его членов, а выделение господдержки будет зависеть от личного отношения к создателям фильма», — отмечается в расследовании антикоррупционной организации.

В частности, входивший в экспертный совет Леонид Верещагин возглавляет «Студию ТРИТЭ Никиты Михалкова» и владеет в ней долей в 17,2 %. В то же время его сын Вадим Верещагин находится в руководстве входящей в «Газпром-медиа» компании «Централ Партнершип», которая прокатывает фильмы многих кинопроизводителей, получающих бюджетные деньги через Фонд кино.

“Конфликт интересов в Фонде кино сводится к тому, что условный кинопродюсер X встроен в систему распределения бюджетных средств, из которой сам регулярно получает финансирование. Существующие нормы Фонда о конфликте интересов только при голосовании по «своим» проектам выглядят купированными и, как мы видим, не решают проблему в полном объеме», — считает руководитель калининградского центра «Трансперенси Интернешнл-Россия» Игорь Сергеев. В антикоррупционной организации отмечают, что информация о результатах голосования не публикуется в открытом доступе.

Дешевый Оскар

Как полагают в «Трансперенси», личная заинтересованность членов коллегиальных органов Фонда кино в финансировании связанных с ними проектов превращала российский кинематограф в закрытый элитарный клуб, в который тяжело попасть новым и независимым продюсерам.

Так, в 2017 году 10 «лидеров кинопроката» получили 2,5 млрд рублей, а 34 «иные компании» — 500 млн рублей. Также верхний лимит выдачи безвозвратных средств на один проект для лидеров составляет 400 млн рублей, для остальных — 60 млн рублей.

Для определения же лидеров попечительский совет Фонда кино выставлял баллы. Интересно, что высокая посещаемость в кинотеатрах давала картине сразу 1000 баллов и практически гарантированное место в «лидерах». В то же время приз Каннского, Берлинского или Венецианского фестивалей «стоил» лишь 100 баллов, а «Оскар» — 80 баллов. И международное признание не гарантировало попадание в список лидеров. «В условиях балльной системы у кинопродюсера X остается возможность косвенно влиять на результат, например, занижая оценки конкурентам. Он также имеет возможность помогать родственникам, партнерам по другим бизнесам, в том числе в сфере кино и телевидения. И не каждый кинопродюсер X понимает, что именно он — добровольный заложник этой системы, так как внутри нее практически теряется творческая независимость», — утверждает Игорь Сергеев.

Тоталитаризм Минкульта

После того, как было решено реформировать Фонд кино, Министерство культуры получило право согласования условий отбора для финансирования проектов. Фактически, по новым правилам Минкульт может заблокировать практически любое решение фонда или «продавить» любой фильм без одобрения экспертов, отмечают в «Трансперенси».

Кстати, министерство и раньше пользовалось таким правом. В частности, это было с фильмом «Крымский мост. Сделано с любовью!» Тиграна Кеосаяна и Маргариты Симоньян, на который без конкурса были выделены 100 млн рублей.

Также недавно Минкультуры сменило главу фонда, заменив Антона Малышева на экс-директора департамента кинематографии министерства Вячеслава Тельнова.

«Когда Минкульт не скрывает желания тотально контролировать процесс кинопроизводства и проката в стране, а значит, фактически влиять на содержательную часть контента, а российская кинопродюсерская элита получает соблазн минимизировать финансовые риски и легко заработать, взаимные интересы гармонично сходятся в Фонде кино. В результате российский кинорынок превращается в своего рода государственный инкубатор. Остается надеяться, что реформа Фонда кино не ограничится только переделом сфер влияния, а прямо коснется закостенелой системы распределения средств, исключив необоснованные преференции и возможности корыстного проявления заинтересованности», — отмечает Игорь Сергеев.

Вопросы этики

Антикоррупционная организация обратилась в Генпрокуратуру с просьбой проверить, принимали ли члены попечительского и экспертного советов Фонда кино меры по урегулированию конфликта интересов. После этого министру культуры Владимир Мединский попросил Счетную палату проверить Фонд кино. Также было предложено правительству разработать кодекс этики фонда или положение о конфликте интересов.

«Кроме того, мы настаиваем на необходимости размещения в открытом доступе полной информации о каждом этапе распределения средств в рамках ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», в том числе конкретных сумм и условий поддержки каждого проекта», — заявили в «Трансперенси».

pasmi.ru


Я

Клинцы, позорище всероссийского масштаба



Марина Карлова сделала какое-то странное заявление, мол, в Турцию с малой родины ее убитого мужа, поехали «лучшие» дети. Ну, а худшие выходит остались. Среди лучших оказались дети чиновников и силовиков. Ни стыда, блять, ни совести.

И это при том, что фонд создан вроде не для того, что бы катать «лучших» детей в Турцию, а для того, чтобы помогать тяжелобольным детям и детям из неблагополучных семей. А иначе он вообще не нужен.

Ну, убили её мужа и что? Что теперь каждой вдове убитого фонд создавать и поездки за границу для детишек чиновников устраивать?

И вообще, благотворительные фонды создают для помощи сирым и убогим, а не для отдыха юнармейцев и волонтёров из семей чиновников.

Я бы вообще все фонды в России запретил на законодательном уровне. Деньги фондов прожираются сотрудниками самих фондов, и лишь малая часть идёт на благотворительность, но зачастую не тем, кто действительно нуждается в помощи, а нужным людям.